Обычное дело о признании гражданина-должника несостоятельным (банкротом) не привлекло бы особого внимания если бы участники процесса не включили в конкурсную массу криптовалюту.

Арбитражный суд города Москвы при рассмотрение одного из ходатайств по этому делу пришёл к выводу о том, что криптовалюта не относится к объектам гражданских прав и на неё не может быть обращено взыскания по долгам должника и она не может быть включена в конкурсную массу.

Финансовым управляющим гражданина-должника в рамках арбитражного дела о банкротстве было подано ходатайство о включении содержимого криптокошелька, находящегося в сети Интернет по адресу www.blockchain.info, с заявленным идентификатором «...» в конкурсную массу должника и обязании должника предоставить финансовому управляющему доступ к криптокошельку (передать пароль).

Представители должника возражали и пояснили, что действующее законодательство Российской Федерации отношения, связанные с криптовалютой не регулирует, криптовалюта не является объектом гражданских прав, защита права на криптовалюту не обеспечиваются принудительной силой государства, и криптовалюта не может быть отнесена к имуществу должника. В удовлетворении ходатайства просили отказать.

Суд поддержал доводы представителей должника и отказывая в удовлетворении требований финансового управляющего в мотивировочной части определения об отказе указал, что исходил из следующих обстоятельств:

  • на момент судебного заседания правовая природа криптовалюты в законодательстве Российской Федерации не определена, соответствующие изменения в законодательство должны быть внесены до 1 июля 2018 года;

  • тем не менее проведение российскими гражданами и организациями операций с использованием криптовалюты не запрещены законами России;

суд при этом изучил процесс возникновения о обращения криптовалюты, о чем в определении указал, что:

  • принципиальной чертой, отличающей криптоденьги от денег как таковых является способ их возникновения в цифровом пространстве; так, реальные платежные средства требуется вначале внести на определенный счет или электронный кошелек, а криптовалютные единицы появляются уже в электронном виде;

  • «выпуск» цифровых денег происходит различными способами: это ICO (первичное размещение монет, система инвестирования), майнинг (поддержание специальной платформы для создания новых криптоденег), форжинг (образование новых блоков в уже имеющихся криптовалютах). То есть криптовалюта возникает буквально «из интернета»;

  • обращение такой валюты происходит по системе «блок‑чейна». Эта система представляет собой распределенную по миллионам персональных компьютеров во всем мире базу данных; при этом хранение и запись информации при обращении криптоденег происходит на всех устройствах сразу, что гарантирует абсолютную прозрачность и открытость производимых транзакций;

  • можно прийти к выводу, что криптовалюта представляет собой некоторый набор символов знаков, содержащийся в информационной системе, при этом, доступ к информационной системе осуществляется с помощью информационно‑телекоммуникационной сети с использованием специального программного обеспечения;

изучив техническую сторону вопроса, суд сделал вывод что это также не даёт оснований считать криптовалюту в каком‑либо виде имуществом:

  • поскольку в законодательстве отсутствует понятие криптовалюта, невозможно однозначно определить к какой категории оно относиться: «имущество», «актив», «информация», «суррогат»; таким образом, не представляется возможным урегулировать отношения, связанные с криптовалютой;

  • процесс выпуска и обращения наиболее распространенных криптовалют полностью децентрализован и отсутствует возможность его регулирования, в том числе со стороны государства; ещё одной из ключевых особенностей использования криптовалют является анонимность пользователей таких криптовалют; также, криптовалюта не требует ведения специальной отчетной документации;

  • отсутствие в системах криптовалют контролирующего центра влечет невозможность обжалования или отмены несанкционированной транзакции, а фактическое нахождение криптовалют вне правового поля не предоставляет возможность реализации правовых механизмов обеспечения исполнения обязательств сторонами сделки;

  • при этом, криптовалюты в силу децентрализации не имеют субъекта, обеспечивающего их условную платежеспособность.

Учитывая указанные обстоятельства, суд пришёл к выводу что «криптовалюта» не относится к объектам гражданских прав, находится вне правового поля на территории Российской Федерации, исполнение сделок с криптовалютой, ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства.

Отсутствие в системе криптовалюты контролирующего центра, анонимность пользователей криптовалют не позволяет с определенностью установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке, находящемся в сети Интернет по адресу www.blockchain.info с идентификатором «...» именно должнику, поэтому обнаруженная финансовым управляющим криптовалюта в криптокошельке включению в конкурсную массу должника не подлежит.

Я считаю, что выводы суда в данном случае правильными, может с юридической точки зрения можно было притянуть по аналогии нормы, регулирующие сходные отношения, но с учётом требований управляющего об обращении в дальнейшем взыскания на криптовалюту, этого было бы недостаточно. Суд при рассмотрении ходатайства ещё и оценил невозможность в настоящее время осуществить на практике взыскание криптовалюты.

Возможно, стороны обжалуют данное определение и вопрос о правовом статусе криптовалют будет ещё раз рассмотрен вышестоящими судами.

Напоминаю, что выводы арбитражного суда по конкретному вопросу и конкретному делу не являются прецедентом и прямо не влияют на выводы других судов по другим аналогичным и похожим вопросам и делам.

Источники:

Автор: Тимофеев Алексей Петрович.

Статья написана 13.03.2018 г.

Тема